ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ

АВТОРИЗАЦИЯ

 КАЛЕНДАРЬ НОВОСТЕЙ

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Нехороший дом

Николай Довгай

БелочкаБелочка

Если вам кто-нибудь скажет, что Константин Киселёв – пьяница,  не верьте ему. Нет, мы не хотим уверить вас, что он – свят, аки херувим. Да, этот парень – не херувим, и тоже может выпить, как и все прочие нормальные люди. Но – в меру. И, при этом, головы он не теряет. Вот вчера, положим, он выпил. Но – не без повода. Повод был. И, к тому же, такой железный, что он просто обязан был бухнуть! Да и как же, скажите-ка на милость...



Друзья до гроба, начало

Николай Довгай

Нежданный гостьНежданный гость

Глава первая Нежданный гость

Настя сидела на диване и читала детям сказки. Ее пятилетний сын, переживая за судьбу поросят, взволнованно засунул палец в рот. – Гриша! – прикрикнула на него мама. – Вынь палец изо рта! Она хотела выглядеть при этом строгой, однако голос ее прозвучал чересчур мягко...



Друзья до гроба, продолжение 1

Николай Довгай

Тайна Петра ВоробеваТайна Петра Воробева

Глава пятая Тайна Петра Воробьева

За час с небольшим приятели переговорили на тысячу тем. Они вспомнили о некоторых старинных знакомых, потолковали о футболе, политике, инопланетянах, обсудили ошибки Гитлера во время второй мировой войны, выяснили причины гибели динозавров и цивилизации Майя...



Друзья до гроба, продолжение 2

Николай Довгай

Керя и ПетрКеря и Петр

Глава седьмая Мать и сын

Капли воды падали с неплотно закрытого крана. – Мама, а куда ушел папа? – спросил сын. Настя закусила губу, с трудом сдерживая слезы. – Мама, а куда ушел папа? – настойчиво повторил Гриша, похлопывая мать по бедру. – Папа... Он пошел провожать дядю. – Мама, а наш папа опять пьяный?



Друзья до гроба, продолжение 3

Николай Довгай

Друзья до гробаДрузья до гроба Голос поэта: Вот эта – на лошадь похожа, А эта – на голову змеи... И это облако тоже, Какому-то животному сродни. На лошадь… И вдруг замираю. И – будто толчок изнутри. Постой, постой! Вот и образ, Мучавший меня эти дни! Лошадь! Именно лошадь! Старая, дряхлая кляча! Как же я сразу не догадался? Удача! Люди, удача! Глаза округляются широко. Волнение стискивает грудь. Вперед за работу, Петя! Хорош писать всякую муть!



Друзья до гроба, окончание

Николай Довгай

В поисках приключенийВ поисках приключений

Глава одиннадцатая В поисках приключений

Итак, тормоза были отпущены, рассудок отключен – Петр плутал по городу, весь во власти слепых инстинктов. Из затемненных глубин его существа все настойчивее пробивалось одно желание: он хотел Женщину. Неважно, какой она будет – рыжей или серо-буро-малиновой, толстой, или тонкой. Главное – чтобы у этого существа были женские ноги, лицо, грудь. Главное – вырваться из колеса этой рутинной, монотонной жизни, закружиться в хмельном угаре, дойти до крайней точки, до ручки, позабыв обо всем на свете. А там – будь что будет. Эх, гуляй, Петя!



Черная косточка, окончание

Николай Довгай

Черная косточка, окончаниеЧерная косточка, окончаниеА потом и вообще такие пироги пошли, такие дела завернулись! Знаете аптеку, что в начале Гражданской стоит? И вот прикиньте себе такую картину. Ночь… Аптека… На небе звезды, как те алмазы. И только где-нигде тлеют уличные фонари. Потому как почти все лампочки разбиты местной шпаной. Времечко уже позднее, и влюбленные парочки разбрелись по своим хатам. И только какой-то чувак ковыляет домой по Карлу Либкнехту… Вот он сворачивает на 



Черная косточка, начало

Николай Довгай

Черная косточка, началоЧерная косточка, началоБольше всего на свете я не люблю ожидать. Бегать, прыгать, мокнуть под дождем, как последний идиот – это да. Это – всегда пожалуйста. Могу даже сигануть с парашютом, если уж на то пошло. Мне это – пофиг дым, я ж с Эйфелевой башни на спор прыгал. Мне только чтоб не торчать на месте, чтоб все время в движении быть. Природа у меня, знаете ли, такая. Да... А ожидать – не, этого я не люблю. Не, ожидание – это...



Поздней осенью

Николай Толстиков

Поздней осеньюСтароверов Сан Саныч, отставной преподаватель педучилища и закоренелый холостяк, сохранил себя. За семьдесят, но не огруз фигурой, не скрючился спиной, был по-прежнему легок на ногу, морщинки лишь мелкой сеточкой собирались возле его глаз. Всегда подтянутый, в строгом костюме, застегнутом на все пуговицы, при черной узкой селедке галстука и в белой шляпе он неторопливо вышагивал по улочке родного городка. Встретив старого 



Три хрупких ангела

Юрий Терещенко

Три хрупких ангелаТри хрупких ангела

У них была река. Она текла сквозь их жизнь – наставница и кормилица – преподавала им уроки доброты и жестокости, обеспечивала скудное пропитание, обмывала их чумазые тощие тела, полоскала в своих водах нехитрые их пожитки. А ещё у них была собака Валька, названная так в честь первой советской женщины-космонавта. Приблудная сука ньюф-водолаз – внушительных размеров лохматый альбинос...



Утраченный свет, окончание

Николай Довгай

Утраченный свет, окончаниеУтраченный свет, окончание

Часть третья 1 Они купили бутылку "Біле Міцне" у голой королевы, распили ее за прилавком рынка, и Старик "отключился". Проснулся он в лесу. Деревья были почему-то перевернуты корнями вверх, и их толстые корневища переплетались высоко над головой, образуя густой шатер, сквозь который едва пробивался свет. Он брел по этому лесу, пытаясь припомнить нечто важное. Под ногами шуршала сухая трава, воздух был чист...



Утраченный свет, продолжение 2

Николай Довгай

Утраченный свет, продолжение 2Утраченный свет, продолжение 2

Часть вторая 1 Дождь и прохладный ветер сделали свое дело: Старик очнулся. Он приподнялся на четвереньки и увидел невысокий бетонный столбик, на котором сидел лохматый, с красными горящими глазами, черт. Санек вскочил, словно подброшенный катапультой, и рванул прочь от него, не разбирая дороги. Опомнился он у фонарного столба. Он стоял в бледном пятне колеблющегося света, крепко обняв мокрый столб...



Утраченный свет, продолжение 1

Николай Довгай

Утраченный свет, продолжение 1Утраченный свет, продолжение 1

Часть первая 5 Около 10 часов вечера Хозяйка клоаки услышала условный сигнал: один длинный звонок и два коротких. – Кого там черти несут? – пьяно проворчал ее сын Толян, возлежа на широкой двуспальной кровати. – Вечно шляются среди ночи, покоя от них нет. Поздно уже, скажи, пусть завтра приходят. Комната, в которой находился Толян, походила на некий склад, или, лучше сказать, на лавку древностей. И хотя она была... 



Утраченный свет, начало

Николай Довгай

Утраченный свет, началоУтраченный свет, начало

Часть первая 1 У дверей гастронома прохаживались двое. Один был высок, сухопар, с сухим мертвенно-бледным лицом и седыми всклокоченными волосами. Другой едва доходил ему до плеча, и выглядел дряхлым стариком. Занимался холодный ноябрьский рассвет. В голых ветвях деревьев, чернеющих на фоне бледно-серого неба, тоскливо посвистывал ветер, и в мутном сумраке нарождающегося утра эти двое казались...



Сюрреалист

Николай Довгай

СюрреализмСюрреализм

Он стоял в четырех шагах от меня – толстый, неуклюжий, с бородавкой под широким приплюснутым носом на флегматичном сонном лице. В настоящий момент ему больше подошла бы ночная рубаха с кружевами и рюшечками. Неплохо смотрелся бы также и колпак с кисточкой. На худой конец, сгодилась бы и пижама. Но, в любом случае, не заляпанная раствором роба – одежда, как всем известно, более подходящая для активного...